Коллекции (моей печени и других частей тела)

Шотландия

Любите ли Вы Шотландию? Какую? Ту самую, родом из детства, пронизанную ароматами верескового меда Роберта Стивенсона, щедро сдобренную клановой гордостью Вальтера Скотта и бессмертными горцами МакЛеод. Или пасторально тихую, зеленую с серыми глыбами застывших навеки камней и белыми россыпями овец, с узкими дорожками и кажущимися заброшенными домами из огромных валунов. Или кичливо аристократическую, с бесконечными полями для гольфа, самыми дорогими отелями и замками, окруженными многими и многими гектарами девственных лесов, где еще встречаются олени, на далеких предков которых, вопреки королевским эдиктам, охотился Робин из Локсли.


Другого впечатления и не может сложиться у мальчишки, запоем читавшего рыцарские романы и книги о приключениях далеких Робов Роев и королей из династии Стюарт, выросшего на путешествиях Юрия Сенкевича и сформировавшего туристический взгляд на мир под влиянием Дмитрия Крылова. И я, каким бы космополитом сам себя не считал, думал о Шотландии как о земле с унылыми и грустными пейзажами где-то на севере Великобритании, населенной националистами с волынками. Я именно так и воспринимал эту суровую страну, в которой, наверно, сходят с ума по нескольку метеорологов в день. Как говорят сами окилтованные гетроносители – «у нас бывает четыре времени года за день».


Пока не побывал в ней


Удивительно, но в Шотландии по улицам никто не выгуливает шотландских овчарок и терьеров, шотландские пледы тоже встречаются, чаще всего, в виде ковров в пафосных отелях, волынщиков же больше в московских ресторанах и пабах. Да и в килтах никто не ходит. Если, конечно, этот человек не актер и не зарабатывает этим на жизнь, фотографируясь с сумасшедшими туристами. Когда же на Принцесс стрит, в Эдинбурге, я зашел в магазин собственно килтов, я понял, что надо сначала почитать что-нибудь серьезное об истории этой страны, ее культуре, а уже потом осознанно покупать.
Так и хочется написать: Шотландия – страна контрастов. И этот штамп из советского прошлого как никакой другой точно отражает неприветливую, на первый взгляд, природу этого края старушки Европы и традиционно одетых мужчин с неуступчивым взглядом и бурдюком под мышкой. Все это так. До первого стаканчика настоящего Скотча!